?

Log in

No account? Create an account
just...
...is not just
 
23rd-Nov-2014 08:19 pm - [sticky post] (no subject)

как — эстетика
о чем — поэтика

одного без другого не бывает — бывает слабо или неравновесно, но невозможно что-то одно
всегда есть картинка (фрагмент карты) и ее объект; их нерасторжимое единство обеспечивает самое бытие искусства, будь то поэма, драма или собственно изображение
карту нельзя потерять — это все равно, что исчезнуть, сгинуть в небытие самому
и нельзя делать фальшивую карту, карту-обманку — даже мираж в пустыне показывает реальное место, но не здесь
искусство — мираж реального места; зыбкий, повисший между небом и землей, манящий туда, куда не всякому путнику по силам добраться...
но не химера, не ложь
искусство, как и наука, суть познание мира, себя, и места в нем того существа, которое обретает это место — а значит и себя, через попытку хотя бы на раз понять, где оно находится
искусство наравне с наукой имеет дело с истиной
попытка избегнуть встречи, уклониться от этого дела, равносильна самоубийству


+небольшой путеводительCollapse )
по оказии заглянул в Википедию (https://ru.wikipedia.org/wiki/Ностальгия_(фильм)--уточнить инфу о "Ностальгии" Тарковского
инфа заслуживает, ага! я малехо того... пребалдел
см.прилагаемый скриншот
Сальватор Дали и Данте Габриель Россети--пришитый кобыле хвост, их там рядом не стояло
а вот о "Мадонне дель Парто" Пьеро делла Франческа, ключевом для фильма образе, ни слова
символичная лажа--в ней в сжатом виде упакована вся лажа и туфта представлений нашей доблестной интеллектуально-разжиженно-гуманитарной элиты о приватизированном ею Гении
мне до сих пор не попадалось ни одного адекватного текста с критическим разбором его фильмов (мемуары не в счет)
повторяю--НИ ОДНОГО

2019-02-03_18-01-14
17th-Oct-2018 01:40 pm - КОРОЛЬ И ПИПЛ
КОРОЛЬ: здравствуйте! я Король
скоро отплывает последний корабль в Америку, я не хочу на него опоздать, поэтому буду краток
я правил как умел, старался чтоб всем легче жилось, легче и веселее
легче на полпуда, веселее на 13 градусов (хотя бы; я знаю некоторые предпочитают 40, но это too much)
старался больше миловать, меньше казнить
строил новое, добротное старое не сносил и не переделывал--старался сохранить
сеял разумное, доброе, вечное
но вам все было мало, все не так и не вмасть--вам хотелось чтобы не на полпуда, а на 16 тонн, и чтоб сразу, и каждому по роллсу с пентхаузом
вы достали меня своим нытьем, жадностью и озлоблением
я съябываю--вот вам моя корона, можете нацепить ее на первого попавшегося придурка, который любит такие цацки
ПИПЛ: уррааа-а-а!...
Жил-был один человек, закоренелый холостяк, работавший на неком советском предприятии инженером-конструктором. Когда ему исполнилось 50 лет (и 25 лет беспорочной трудовой биографии на этом самом предприятии), сослуживцы скинулись на подарок дважды юбиляру. Набралось 80 р. с копейками. Кто-то предложил купить фотоаппарат "Зенит". Поскольку коллеги были сплошь людьми семейными, в магазин были командированы (в рабочее время) два добра молодца, еще не обремененных лишними заботами и тревогами. Сообразительные молодцы прикинули, что денег хватит еще и на пару кружек пива. Затем повторили... затем усугубили...

На следующий день они принесли коробку с товарным чеком на 10 р. На коробке было написано "Любитель 2". Старшие товарищи заглянули в не слишком ясные очи добрых молодцев--и простили их.

Празднование юбилея прошло как по маслу, виновник торжества был растроган и даже благодарен. Дома он открыл коробку, вынул фотоаппарат, залюбовался им, и стал думать что теперь с этой игрушкой делать. Он был человеком добросовестным, не любил, чтобы вещи не работали...

Прожил он еще долго, а когда умер его небогатое наследство досталось племяннику, обнаружившему среди прочего скарба "Любитель 2", книгу "25 уроков фотографии" и девять не распечатанных пленок "фото 65" фабрики "Свема". Одна пленка была заряжена в фотоаппарат. Сквозь красное круглое окошечко на задней крышке просвечивала цифра 2.

Племянник любил и уважал дядю. Он отдал пленку в проявку, и в той же лаборатории ему напечатали единственный снимок, сделанный его дядей. На нем был портрет старушки в платочке. Старушка ласково улыбалась. Расспросив родственников, племянник узнал, что это была хозяйка дома в деревне, у которой дядя каждое лето, в отпуск, снимал комнату.

В 2027 году эту фотографию случайно нашел некий ушлый журналист. Ее признали шедевром, а автора провозгласили Великим Неизвестным Фотографом.

КОНЕЦ
15th-Mar-2018 12:14 pm - ИПОСТАСИ
— Это не не искусство, это фотография!
— Да, но что вы сказали бы до изобретения фотографии?!.
Илья Ильф, Записные книжки
Read more...Collapse )
14th-Mar-2018 12:48 pm - ДИСКУРС И СЮР
Прошлый век называли веком революций, ядерным веком, веком катастроф (гуманизма, просвещения, разума), и т.д., но мне он представляется прежде всего веком переоценки всех ценностей. Во всяком случае с этого он начался. Авангард был не единственным симптомом. Для языкознания новый отсчет ведется с курса общей лингвистики Фердинанда де Соссюра, прочитанного в Женеве в то же время, когда взбунтовались художники, и революционный эффект от которого был ничуть не меньшим. Тут же выступает Эйнштейн с теорией относительности, а чуть позже появлется "Логико-философский трактат" Людвига Витгенштейна — теория философской относительности в своем роде. Добавляем в список психоанализ Зигмунда Фрейда, и картина радикального сдвига всех привычных смыслов становится исчерпывающе полной. Все устоявшиеся, казалось бы, системы описаний и завязанные на них стратегии познания в одночасье стали иррелевантными.
Еще я назвал бы его веком говорунов. Пресловутые парадигмы — удел интеллектуалов, их проблемы, а вот то, что под ногами мирных граждан земля закачалась — беда общая. И кого в ней винить? Вклад искусства в это "общее дело" выглядит если не скромным, то всяко не слишком важным касательно последствий. Материальное благополучие в целом меньше всего определяется искусством — оно им всего лишь индексируется, но в том, что касается душевного комфорта, доля воображения резко возрастает. Для обывателя комфорт это прежде всего привычка, душевный — привычка к готовым и близким смыслам, за которыми не надо обращаться к специалистам по разным смыслам. Чехарда парадигм, для одних ставшая бодрящей и высокой игрой ума, для других обернулась бесконечной заботой по восстановлению душевного равновесия при помощи стремительно расплодившихся экспертов, то есть тех, кто это самое равновесие и нарушил. Лауреат Нобелевской премии по физике после банкета отправляется на кушетку психоаналитика. Есть в этом недобрая ирония. На глазах рассыпалась система устойчивых прежде референций, связи значений и значимостей с образами, ментального — с чувственным. Прошлый век — век смятения и неприкаянности во всем, что прежде обеспечивало общность и идентичность: век отвязанных — диверсифицированных, смыслов, век развоплощения. Испуг Бердяева на выставке кубистов в высшей степени символичен.
Read more...Collapse )
см. так же https://imperceptible-j.livejournal.com/318730.html
12th-Mar-2018 11:56 am - экзистенциальное mood
брожу по selva lucida интернета, смотрю фотографии и вижу сплошь унылое экзистенциальное гавно--либо дебильно-невыносимую сладость бытия, ёпт

говорят крайности сходятся...

2018-03-12 10-59-26
буквальное значение слова антипод — противоног
слово пошло в ход когда, после плавания Колумба, уже всем, а не только редким умникам-астрономам и математикам, стало ясно, что земля имеет форму шара
но мало кому было ясно как же обитатели нижнего (южного) полушария не улетают в небо, раз они антиподы — ходят вверх ногами

меня насторожило, когда друзья рассказали про "Молодого папу" Паоло Соррентино, не скрывая при этом своего восторга; после "Великой красоты" этот трюкач был мной зачислен в желтый список quasi — в компанию к таким фестивально-салонным угодникам, как Бертолуччи, Вим Вендерс и прочим годарам
пошарил по ЖЖ (ух сколько розовых соплей!!для примера два поста http://dolboeb.livejournal.com/3088834.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=27%2F01%2F2017 и http://yuvikom.livejournal.com/519968.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=27/01/2017) — и понял, что опять прав: итальянец продолжает задешево продавать Вечное, чтобы его самого задорого купили
короче — он антипод
точнее, ему антипод всякий настоящий творец, почему-то не улетающий с земли в небо с "нижнего" полушария
например Алексей Герман с его "Богом"
Соррентино поставщик интеллектуального гламура для "креативного класса", за что и возлюблен столь пылко
надо признать очень ловкий

он косит под трикстера, ни разу им не являясь
очень характерная фигура для интерьера нынешней культуры
и очень гадкая: так легко и изячно жонглировать "высоким" можно только в цирке, и то, что он весь в шоколаде, свидетельствует об одном — мы живем в цирке
жить в цирке могут только клоуны и дрессированные зверушки
26th-Nov-2016 11:38 am - problem
как нас научило великое американское кино, существует только два вида проблем:
1 мои
2 ваши
творчество — скажет художник, — это моя проблема, все прочее — ваши проблемы
я вот навалял тут чего мне боженька нашептал, у меня перекур, а как вы с этим разберетесь, меня не интересует
хотя неплохо бы мне заплатить... ну, скажем, за то, что я не даю вам скучать на работе и дома...

однако у социума свой взгляд на его, социума, проблемы (а ведь, как ни крути, художник есть член общества) — и главная проблема, когда речь заходит об искусстве, состоит в том, что здесь нет деления на "мое" и "ваше"
чисто логически получается, что художник и социум, решая каждый "свою" проблему в искусстве, договориться в принципе не могут
они даже понять друг друга не могут, поскольку творец говорит на языке (скорее жаргоне) социуму не внятном — еще не интегрированном
патовая ситуация
по сути это уже не проблема — нечто решаемое, хотя бы гипотетически, а бери этажом выше: сие есть КОЛЛИЗИЯ, т.е. противостояние, искусству имманентное — неизбывное

до недавнего (сравнительно) времени стороны этого противостояния, художник и социум, худо-бедно умели соблюсти свой интерес без ущерба для визави, и даже к взаимному удовольствию (и поучению)
очень похоже на то, что now, в нашей бодрой и бравой современности, этой благодати грозит каюк
и если это так, то можно быть заранее уверенным в том, по кому этот каюк пройдется аки бульдозер
или как бритва Оккама по лишней сущности
стоит ли превращать художника в евнуха?.. в сущности вопрос об искусстве сейчас стоит именно так

и чья это проблема?..
4th-Dec-2015 11:38 am - яду мне, яду!..
http://parfumer-opera.ru/

"И как вдарит он по струнам,
Как задаст им бедным жару!
Чтоб тебе холера в брюхо
За твой голос и гитару!"
(Г.Гейне)

Фаина Раневская говорила, что есть только два извращения: хоккей на траве и балет на льду
счастливица! — она не дожила до рок-оперы на льду

и ведь никто не швырнет в этих штукарей гнилым помидором или тухлым яйцом, хотя они заслуживают утопления в общественном сортире — будучи предварительно извалянными в дегте и перьях
27th-Jan-2015 11:13 am - design
На востоке были разработаны психопрактики пустотного, "бесформенного" созерцания. Одна примечательная их особенность позволяет понять, какой ценой оплачивается пустотность: все они сводятся к многократному повторению мантр, так сказать, к заговораванию сознания, вытеснению чувственных образов и отвлеченных понятий, так как мантры определенного содержания не имеют; в сущности, если отвлечься от сонма толкований, они представляют бессмысленный короткий набор слогов, а в случае мантры "ом" и вовсе один слог. Дзен предложил еще одну подобную технику — "дза-дзен", сидение лицом к стене, либо — вариант с нашей точки зрения несколько юмористический — созерцание собственного пупа. В православии нечто в этом же духе предложил Григорий Палама — т.н. "умную молитву", т.е. опять слова. Все эти ухищрения и впрямь приводят к измененным состояниям сознания и могут иметь определенный терапевтический эффект (религиозные и магические контексты тактично опускаем) равный забвению. Буддисты говорят о нирване — совершенной безбытийности в ничто, но по мне это и есть забвение. Во всем этом чудится все то же платоническое презрение к "пещерному" сознанию, поглощенному злобами дня сего. Оно того, конечно, заслуживает. Однако созерцание в художественном духе — вполне чувственное, очищает душу от всякой мути и накипи ничуть не хуже; художник в процессе творения поистине счастлив. А что такое счастье, как не забвение забот... Психопрактики пустотного забвения придуманы и досконально разработаны людьми, которым не хватало воображения для чего-то более продуктивного, но очень хотелось счастья.
недавно я вернулся к одному давнему, почти заброшенному, проекту, и кажется теперь он пошел
опять заглохнет или выльется во что-то законченное — пока зарекаться не буду, но чтобы немного добавить азарту выношу сюда кусок
старым моим френдам многое покажется знакомым, но иная подача, надеюсь, избавит их от возможной оскомины
Read more...Collapse )

Согласно Платону высшей формой деятельности человека является созерцание эйдосов — т.е. познание прототипов сущего. Семантический дрейф, которому особенно подвержены скрытые субстантивы — категории, загнал со временем очень специфическое понятие "эйдос" в затоны абстракций, общее имя которым "идея". Для Платона эйдосы были не абстракциями, а вполне себе телами, пусть и умопостигаемыми (см. А.Ф.Лосев, "История античной эстетики" т.3). То есть формами. Их отличие от "просто" форм — обличий доступных чувствам земных вещей, слишком подверженных покушениям встречных капризов иных "созерцателей" и случайным порчам, заключалось в том, что, по мысли Платона, они были неизменны — раз и навсегда застыли в абсолютной идентичности. Говоря по-нашенски, эйдосы суть матрицы вещей; сколько вещей столько матриц, каждая вещь — слепок со своей матрицы. Презрение Платона к художником подпитывалось их плебейской приверженностью к копированию "просто" форм, неспособность к чисто интеллектуальному прозрению эйдосов, и уж тем более к их запечатлению. Как истинного аристократа Платона реализм раздражал. Искусство в его время было ремеслом — уделом людей второго сорта, не имевших достаточно средств для того, чтобы не заботиться о хлебе насущном.
Вторую подножку художникам подставил Аристотель своей концепцией мимезиса, т.е. подражания. Аристотелевский мимезис опирается не на формы вещей, а на представление отношений между людьми — модус театрализованного бытия, в котором актер воспроизводит реакции и позы придуманных персонажей таким образом, чтобы персонажи казались реальными людьми. В отличие от своего друга и учителя, Аристотель из подражательной понарошковости искусства (в данном случае театра) выводов уничижительных — для всех причастных — не делал. Однако он дал повод, отнюдь не шуточный, для последующих экстраполяций понятия "мимезис" — почти всегда поверхностных — на сопредельную театру область пластических искусств. Такой перенос может дать — и много раз давал, полезный методологический эффект, но может и обернуться методологическим же дефектом. Что и происходит в искусствознании всякий раз, когда понятием миметического подменяют понятие изобразительного — словно они синонимы.
 
Это есть ошибка. Изобразительность не равна подражанию — прежде всего потому, что визуальное не воспроизводимо на плоскости с той степенью правдоподобия (реализма), которая доступна актеру, увлеченному очередной гекубой. Изображение может достигать известной степени иллюзионизма — "фотографического", но достигается этот эффект не через подражание, а посредством созидания формы с чистого листа — буквально. Миметической, и то с очень большими оговорками, может считаться скульптура, но и тут сон не в руку — тень на плетень, лишняя сущность. Изобразительные искусства миметичны лишь постольку, поскольку воспроизводят сцены и мизансцены — места и расположения людей и вещей в них, однако этот "мимезис" свойствен картине, а не способу ее создания. Не во всяком эссее об искусстве можно разобрать к чему автор, подчас весьма авторитетный, приплел мимезис.
Художнику, начиная с появления сюжетной картины, приходится быть режиссером: картины не что иное, как подробные режиссерские экспликации тех или иных сценариев, почерпнутых из мифов, Библии, из Плутарха и Геродота, и т.д. Величайшим режиссером среди художников был конечно Рембрандт; в наши дни он наверняка подался бы в кино или театр. Но он был еще и великим живописцем, и если бы не это "дополнение", мы не знали бы и Рембрандта-режиссера. Да и сам он "просто так", от нечего делать, не стал бы ломать голову над тем, как могло выглядеть возвращение блудного сына в отчий дом. Его образы рождались не в голове, а от блуждания кисти по холсту — не беспорядочному, не наугад, но подобно руке слепца, наощупь определяющего форму того, что он сможет прозреть внутренним оком только когда кисть завершит свой путь. Уместно ли тут поминать мимезис? Вопрос по-меньшей мере спорный; к нему я еще вернусь...
Эйдосы остроумное изобретение, но сдается мне, что первым их узрел не Платон, а безымянный автор пещерных росписей с оленями и бизонами. И запечатлел их никому и ничему не подражая — некому и нечему было подражать, он был первым. Он не был мастером — еще не был, но уже был художником. Художник и есть созерцатель эйдосов и их создатель.

Разделить созерцание и воссоздание формы на последовательные стадии некоего процесса "подражания" можно только чисто интеллектуальным усилием. В реальности — и художники это знают лучше интеллектуалов — созидание  (форм) и есть созерцание (форм). Форма не данность, а задача, причем каждый раз новая: форма стола — задача с другими условиями, нежели форма кошки, и форма этой кошки иная, чем у той. "Кошачесть" — идея, возникающая в голове очередного платона всякий раз, когда ему охота говорить не о своей кошке, и не о кошке друга-сократа, а о том, что ночью все кошки серы — грамматическая конструкция, генерализующая на раз опыты тысяч художников, нагрузивших головы платонов готовыми эйдосами. Вербальное форм не ведает. Бывает, что слова пытаются подражать формам, но получается это у них очень приблизительно и неуклюже.

Однако мы должны согласиться с Платоном по-крайней мере в одном: в порядке, так сказать, тривиального глазения эйдосов не увидишь. Можно еще вспомнить апостола Павла — его знаменитое речение про мутное стекло из 1-го послания к коринфянам; оно о другом, но точная метафора также пришла из осознания недостаточности тривиального визуального опыта. Нам нужна более совершенная оптика, если мы действительно хотим что-то увидеть. Художник и есть такая оптика. Когда мы словно впервые видим казавшееся нам прежде знакомым и привычным, в нас срабатывает поправка на нашего внутреннего художника. Искусство и художник лучше учат нас видеть, чем семья и школа. Но делают это не впрямую, а в обход, параболически. Главный трюк искусства — смещение значимостей от значений к формам. То есть от слов к эйдосам.

Невольно напрашивается каверзный вопрос: так что же все-таки было в начале — слово или эйдос? Отложим его до поры... На данном этапе моих приближений следует озадачиться более простым, но не менее интересным: в общем понятно, что искусство само по себе уже есть такое смещение, и дальше, по ходу дела, мы будем находить тому все новые подтверждения, но как оноэто смещение, актуализировалось в том, кто взял в руки уголек и нарисовал на стене пещеры антилопу? Ведь для того, чтобы придти от элементарного знака к гораздо более подробной форме, нужно чтобы смещение сработало прежде в мозгу рисовальщика.

Когда мне было пять лет, я усадил своего соседа и друга Гошу на табурет, приказал не шевелиться, и стал рисовать его портрет. Эта идея посетила меня неспроста: я видел как мой отец — профессиональный художник, рисует портреты с натуры. До этого я, как все дети, рисовал из головы, а тут видимо почувствовал прилив вдохновения и решил, что пришла пора рисовать по-взрослому. Отца в тот момент не было, при нем я скорее всего постеснялся бы. Много лет спустя моя мать вспомнила этот случай, и рассказала, что когда отец увидел мой шедевр (я был очень доволен результатом), он понял, что из меня может выйти толк, и пора начинать потихоньку учить сына непростому ремеслу художника. Его решение не было ни случайным, ни спонтанным — портрет был похож. Это значило, что я проявил вполне художественную способность быть внимательным к форме, и сумел, пусть еще по-детски, передать если не ее точный абрис, то характер и основные отношения деталей — глаз, носа, линии рта, их расположение в овале лица, и то, как прицеплены к черепу уши...

У моего древнего предшественника не было отца-художника, брать пример ему было не с кого, и вряд ли антилопа ему позировала. Разглядывал ли он антилопу для того, чтобы нарисовать, или нарисовал потому, что сумел хорошо ее разглядеть — мы не знаем, да это и не так уж важно. В любом случае мы можем быть уверены в том, что его рисунок стал результатом смещения интенции от значения "антилопа" — редуцированного образа-знака, запечатлевшегося в мозгу вследствие чисто охотничьего навыка распознавания добычи — к форме реального зверя. К слову, я мог бы и не усердствовать портретируя Гошу и добиваясь физического сходства изображения с лицом, а поступить как обычно делают пятилетние дети: нарисовать обобщенный лик-икону и назвать картину "мой друг Гоша" — Гоша на меня не обиделся бы.
20th-Jan-2015 12:27 am - двойная подача
представьте двух теннисистов, одновременно выполняющих подачу с противоположных сторон корта
при этом они получили задание постараться попасть своим мячом в мяч оппонента — мячи должны столкнуться в воздухе
теоретически возможно, практически маловероятно
вот простейшая модель того, что мы называем восприятием
13th-Jan-2015 01:36 pm - без софистики
для европейской культуры фотография оказалась экзаменом по двум позициям
1. на доверие к видимому
2. на доверие к искусству
по обеим полный провал
что неслучайно: недоверие — европейский ментальный рефлекс, настолько глубоко внедренный в сознание, что уже почти безусловный
В этой привычке, которой мы едва ли не гордимся — нас де на мякине не проведешь — чудится что-то несуразное
то ли панцирь без черепахи, то ли от мертвого осла уши
12th-Jan-2015 11:45 am - бильярд и женщины

Гоша купил бильярд, мы удивились...
Гоша сказал: лень избавляет от проблем, но форму как-то поддерживать надо, для этого и нужны бильярд и женщины
гошины женщины эту концепцию оценили — и Гоша перестал полнеть

This page was loaded Aug 22nd 2019, 2:14 pm GMT.